Указание на общие способы лечения гнилостных лихорадок

Медицина - Лихорадкa

(1 Проголосовало)

Автор: Ali Sino

Знай, что при пользовании таких лихорадок внимание иног­да направлено на самое лихорадку, если натуру больного требуется охладить и увлажнить, а иногда оно направлено на материю, которую требуется довести до зрелости или нужно выгнать. Доведение до зрелости при густой материи достига­ется ее уравновешиванием путем разжижения, а при жидкой - уравновешиванием путем сгущения. Иногда охлаждение, ко­торого требует лихорадка, противостоит доведению до зре­лости, опорожнению и растворению, которого требует сок, и нередко вещество, доводящее до зрелости и опорожняющее, является горячим - вернее, оно таково в большинстве случа­ев. Тогда следует обращать внимание на важнейшее из этих двух обстоятельств. Иногда охлаждение с помощью, напри­мер, сока арбуза и других овощей, которого требует лихорад­ка, противоречит требованию уменьшить материю, и это не позволяет поить соками, за исключением тех случаев, когда материи нет. Вообще благоразумно откладывать назначение плодовых соков на неделю и ограничиваться ячменной водой все плоды вредны для лихорадящего, так как они бродят и портятся в желудке. Зачастую оказывается, что вещество, спо­собствующее созреванию, разрежающее и опорожняющее, также и охлаждает, таков, например, сиканджубин.

Знай, что иногда лихорадка столь сильна и остра, что не позволяет лечить ее причину, а наоборот требует действенно­го охлаждения, особенно, если естественная сила не оказы­вается мощной, противоборствующей и стойкой. Если же ты видишь, что она противоборствует материи и стойка, то пре­секаешь причину, применяешь средства против сока и пре­кращаешь питание, если оно не охлаждает настолько, чтобы это препятствовало растворению материи. А если ты най­дешь силу недостаточной, то займись изменением натуры, ей противоположной, охлади натуру и оживи силу питанием; когда же укрепишь силу, оживив ее и подавив то, что ей про­тивоборствует, возвратись к лечению болезни. Когда станешь охлаждать жар при таких лихорадках, то охлаждай его ле­карствами с вяжущими и уплотняющими свойствами, напри­мер, охлаждающими лепешечками, только после созревания соков и опорожнения.

Знай, что лечение гнилостной лихорадки не таково, как лечение сухотки: лечение сухотки ограничивается противо­действием болезни, тогда как лечение гнилостных лихорадок не ограничивается одним лишь противодействием болезни, а направлено и на это, и на пресечение ее причины, хотя бы с помощью средства, не подходящего при данной болезни. Питание само по себе - друг естественной силы в том от­ношении, что укрепляет ее, и - враг в том отношении, что оно друг ее врага, то есть материи; таким образом, оно помо­гает и силе, и материи. Поэтому при применении питания нужны определенные Правила, и мы отводим этому отдель­ный параграф.

Знай, что ты можешь лечить лихорадку лишь после того, как распознаешь ее разновидность. Если же ты ее не зна­ешь, то облегчай пищевой режим и старайся, чтобы приступ застал больного, когда живот у него пуст; в день приступа не приводи, по возможности* в движение никаких соков и не лечи.

При всем этом тебе следует учитывать состояние сил боль­ного если силы его мощны и преобладает кровь или, если наряду с преобладающим соком имеется кровь, то самая не­обходимая вещь - кровопускание, особенно когда моча крас­ная и густая, а не желтая, огненная, и можно не опасаться, что от кровопускания возобладает желчь с ее остротой. По­том, вслед за кровопусканием, особенно, если имеется нали­цо сухость, примени легкое послабление, например, ячмен­ной водой с небольшим количеством манны  или ячмен­ной водой с сиканджубином, а если естество не смягчится, то прибавь, например, к манне фиалкового питья. Целью при этом является лишь смягчение, а не резкое послабление и отпущение естества; я больше всего люблю применять клиз­мы в количестве, обеспечивающим потребную силу дейст­вия. К числу легких, общеполезных клизм принадлежит клиз­ма, приготовленная из фиалкового масла, выжатого сока лис­тьев свеклы, яичного желтка, красного сахара и баврака; та­кое смягчение иногда нужно в периоде предела, и оно слабее того, что надобно вначале, а именно, когда естество заперто. Вслед за тем произведи изгнание мочи, например,с помощью сиканджубина, сваренного с корнем сельдерея, или чего-нибудь подобного, а потом заставь больного пропотеть и рас­крывай ему поры способом, не производящим сильного тепла, например, втиранием масла ромашки лекарственной и расти­ранием белым вином с мягкой теплой водой; если лихорадка очень обострилась, то никакие втирания и поливания не раз­решаются. Если ты видишь, что сок вначале отклоняется к желудку и естество движет его к рвоте, то вызови рвоту, но только не каким-нибудь лекарством, отличающимся от обыч­ного, а например, сиканджубином с горячей водой; если же наблюдается отклонение сока к кишкам и ты обнаруживаешь урчание, движение кала книзу или что-либо подобное, то не иди против естества. В начале лихорадок не позволяй боль­ному много спать, особенно, если он чувствует гусиную кожу или холод, или озноб: тогда холод и озноб затягиваются и это помогает материи, направляющейся к каким-либо внутренним органам, и препятствует созреванию соков. Но в периоде спада сон очень полезен; иногда он не вредит так­же и в периоде предела. Не запрещай больному холодной воды, если только нет в соке незрелости и густоты, препятствующей созреванию.

Знай, что если кровопускание принесло пользу,  но затем ты применил дурной способ лечения и тело не очистилось, то лихорадка возвращается.

Что касается желтожелчного сока, то зрелость его выража­ется в том, что он становится густым после того, как был сначала жидким. Холодная вода производит на него такое действие, за исключением тех случаев, когда желудок и пе­чень слабые или холодные, или во внутренностях имеется опухоль, или лихорадящий ощущает в членах боль, или на­тура его малокровна, или прирожденная теплота у него слаба и он слабеет после питья холодной воды, или если он привык пить холодную воду, как например, обитатели жарких стран. У этих последних от питья холодной воды быстро начина­ются спазмы, и их одолевает икота. Истощенные больные тоже принадлежат к этой категории. Если же материя горячая или густая, уже созревшая, тело полное, прирожденная теп­лота обильна, силы значительны, внутренние органы здоровы и не холодны по основной натуре и больной не непривычен к холодной воде, а наоборот, привык пить очень холодную воду, то холодная вода - наилучшая для него вещь, ибо она нередко помогает изгнать материю путем отпущения естест­ва, а также в рвоте, моче или испарине или всеми путями сразу, и больной тотчас же выздоравливает.

Случается, что врач заставляет больного выпить большое количество холодной воды, вплоть до одного манна с полови­ной, так что тот даже синеет и дрожит, и после этого лихо­радка иногда переходит в слизистую, а иногда естество оси­ливает и изгоняет материю в испарине, в моче или при по­слаблении, и наступает  оздоровление.

Если в каком-либо месте опухоль, но ты боишься, как бы жар и жажда не принесли вреди, и думаешь, что это приведет к чахлости, то не запрещай пить холодную воду, ибо увеличе­ние и незрелость опухоли иногда лучше, нежели чахлость. Сиканджубин нередко успокаивает и прекращает жажду и от­пускает естество; вредность его для опухоли не так велика, как вредность воды, и он не способствует накоплению и уплот­нению материи так же, как и сильно разбавленный джулаб.

Когда пить холодную воду не подобает, но больной все же отваживается на это, то можно опасаться, что она вызовет сжатие пор и станет причиной другой лихорадки вследствие возникновения другой закупорки, причем вторая лихорадка нередко бывает сильнее первой. Если холодная вода попадает в слабый орган, то она нарушает его действие: так она часто затрудняет глотание, затрудняет дыхание и вызывает дрожь, спазмы, ослабление мочевого пузыря, почек или колона. Большинство тех, кому следует запрещать холодную воду, это люди, которые страдают от нее, будучи здоровыми, но если ты видишь в облике больного силу, а мышцы у него толс­тые, натура - горячая и сухая, и ты произвел опорожнение, то разрешай ему иногда окунуться в холодную воду.

Во время спада, когда появляются признаки  зрелости  материи и произведено опорожнение от соков, неплохо боль­ному. пользоваться баней, пить жидкое, разбавленное вино и делать втирание растворяющих масел.

Когда ты исполнишь упомянутые правила лечения в на­чале возникновения лихорадки, то после этого тебе следует заняться доведением матсрии до зрелости посредством опо­рожнения; это делается не уменьшением количества мате­рии и се высушиванием, как мы уже говорили, а путем пре­сечения причины болезни. Не выводи незрелой материи при горячем или холодном соке иначе, как по необходимости: нередко врачи выводят много не такого, как следует сока, не подготовленного благодаря зрелости к в выведению, а иног­да скверный сок смешивают с хорошим, приведя его в движе­ние и. не давая ему созреть.

Не слушай человека, который утверждает, будто цель дове­дения сока до зрелости состоит в его разжижении, а горячий сок и без того жидкий, и его нет нужды разжижать. Не так обстоит дело, как говорит он. Напротив, целью при доведе­нии материи до зрелости является уравновешивание ее соста­ва, чтобы стала она подготовленной к легкому изгнанию, а все жидкие и текучие, густые и цепкие, вязкие и липкие соки не готовы для легкого изгнания; наоборот, приходится не­много сгустить жидкий сок, немного разжижить густой и разорвать вязкий. И если бы даже этот человек в рассуждениях древних доведении соков до зрелости ничего не услышал из сказанного нами, но подумал бы о том, как созревают соки, извергаемые в мокроте, и вспомнил что жидкие соки нуж­даются в сгущении, а густые нуждаются в разжижении, это бы обязательно вывело его на верный путь. Почему бы ему не подумать про себя и не сказать: Отчего это моча в склянках при острых лихорадках вначале не имеет осадка, а потом при­обретает осадок. И разве достохвалбный осадок это что-либо иное, нежели болезнетворный сок, который успел созреть. Так почему же с самого начала не устремляется он наружу, раз целью, преследуемой при доведении сокл до зрелости, является его разжижение. Если так то в начале кровяных и желтожелчных лихорадок в моче обязательно должен быть достохвальный осадок. Поскольк\ естество может изгнать та­кой излишек только после того, как он. станет готов к изгна­нию с мочой, то надлежит знать, что и с помощью врачебного искусства выведение сока до той поры, когда в склянке по­явятся признаки. зрелости, тоже невозможно или трудно и тяжело; иногда выведение движет сок, но не производит достаточного действия, а иногда оно смешивает скверный сок с хорошим. Пристойнее было бы тому человеку побольше доверять таким ученым, как Гален и Гиппократ, в том, что они предписывают, или усерднее подумать и потом уже обра­титься к их оспариванию. Тому, кто спорит с древними,  когда он прав, это простительно, но подобает сначала поглуб­же обдумать вопрос. Я полагаю, что этому человеку случи­лось проделывать опыты в данной области, которые удались, и он на них основывается, при опытах такою рода, не осно­ванных на канонах лечения, они иногда не удаются ни одно­му исследователю, но иногда не разочаровывают даже одно­го из них. Вот как надлежит рассуждать.

А иногда материя бывает обильной, подвижной и перехо­дит из органа в орган и ты думаешь, что некогда ждать, пока она созреет, или от нее могут возникнуть опухоли, вызываю­щие сарсам или другие, и, если ее оставить, она ввергнет в опасность раньше того времени, когда можно ожидать ее со­зревания, причем это время обязательно наступает позже срока, требующегося для нормального созревания. В таком случае материю неизбежно приходится выводить, ибо опасность от опорожнения меньше опасности от материи; к тому же, ес­тество движется, чтобы изгнать материю вследствие причи­няемого ею сильного раздражения, и если ему поспособство­вать, то помощь придется кстати. Поэтому опорожнение необходимо.

Знай, что кровопускание не принадлежит к числу меро­приятий, при которых можно выжидать созревания болезне­творной материи, как его выжидают при применении. сла­бительных; созревания следует выжидать лишь в отношении других соков. Если кровопускание в начале болезни было от­ложено, то не пускай кровь и в конце ее, ибо в этом нет смысла, и кровопускание нередко губит, когда совпадает с ослаблением сил. То же самое, если ты боишься, что сок одо­левает естество, и осторожность требует опорожнения; если зрелости нет, двигай материю только в начале болезни, а в конце не двигай ничего, пока естество не одолеет и материя не созреет. Если естество не движется, подвинь его сам долж­ным образом; если же оно приходит в движение или уже дви­нулось, то оставь его делать свое дело. Именно этои называ­ет Гиппократ блужданием, когда говорит: Надлежит приме­нять слабительное лекарство после того, как болезнь созреет, но в начале болезни его применять не следует, если только  болезнь не блуждающая, а она в большинстве случаев едва ли бывает блуждающей. Такое несвоевременное, но необходимое опорожнение подобно несвоевременному, но необходимому питанию больного; и опорожнение также от­носится к защите от вреда материи, как питание относится к предотвращению упадка сил.

Когда производишь опорожнение, выбирай время прекра­щения лихорадки или время ее ослабления, или самое хо­лодное время дня. Не опорожняй послаблением в день при­ступа и не пускай тогда кровь, не противоборствуй искусст­венным опорожнением отклонению сока в должную сторону при естественном опорожнении и не поднимай соков своими действиями в период движения приступа. Вообще избегай во время приступа всего грубого в пищевом режиме и даже не давай пить с ячменной водой сахара или джулаба, чтобы не возбудить приступ, сузив проходы, ибо это опасно. Наоборот, помогай естеству, если дурного сока не слишком много, ибо врач естеству помощник, а не противник.

Знай, что зачастую бывает нужно лекарство сильное и, вместе с тем, слабое. Сила его в том, что оно выводит низом густой, вязкий сок, а слабость в том, что оно послабляет в один или два присеста и не выводит много материи сразу, так что силы больного не падают. В отношении кровопуска­ния разумно насколько возможно откладывать его, а если этого нельзя сделать, то лучше умножать число кровопусканий, нежели умножать количество выпущенной крови. Не следует сразу выводить кровь обильно, ибо при этом выводится много крови, которой нет нужды выводить, и не остается за­паса крови для могущих еще понадобиться опорожнений. К тому же силы становятся слишком слабы для борьбы с ожида­емыми кризисами.

Знай, что когда соединяется падучая с лихорадкой, то ле­чение лихорадки важней. Знай также, что головная боль иногда возвращает спадающую лихорадку к усилению, и головную боль надо успокоить. Когда лихорадит грудной ребенок, то необходимо исправить молоко его матери. Если при лихорад­ке моча в склянке желтушная, указывающая на опухоль, то для лечения поят ячменной водой с сиканджубином, а когда лихорадка успокоится, обращаются к лечению опухоли. Если при лихорадке имеет место куландж, то пока пути не откро­ются, поят не ячменной водой, а соком петушиного мяса, когда это нужно, и делают мягкую клизму, умножая в ней масло, а потом поят ячменной водой, если это необходимо.

Что касается слабительных, то к ним принадлежит питье, приготовленное из тамаринда, таранджубина и манны, в ко­торое иногда добавляют сока вьюнка, иногда кладут слаби­тельной кассии, а иногда бросают смолы скаммония; нередко поят одной смолой скаммония в джулабе. Бывает, что прихо­дится применять, например, сабур, когда материя густая; луч­ше всего его промывать и настаивать в соке цикория или в соке хондриллы, потом превращать в пилюли. Что же касает­ся желтых миробаланов, то некоторые их употребляют; но когда находится способ без них обойтись, это делают, так как ми- робаланы стягивают поры после послабления и внутреннос­ти становятся от них жесткими. А если уже это необходимо, то их применяют после полного созревания материи. Сок обоих гранатов, в особенности выжатых вместе с их мясом, иногда приносит огромную пользу.

К слабительным относится и лекарство, изготовляемое из фиалки и смолы скаммония, причем фиалки там около мискала, а смолы скаммония - до одного кирата. Иногда туда добавляют немного мяты.

Нередко из охлаждающих и разрежающих веществ приго­товляют лекарство, в которое кладут смолы скаммония. Вот, например, пилюли такого рода:  берут кориандра, конкреций  бамбука и розы - каждого по полдирхама, камфоры - тассудж и смолы скаммония - до половины данака или до дана- ка и поят этим. Или берут манны - пять дирхамов, таранджубина - пять дирхамов, выжатого сока сирийских яблок и вы­жатого сока айвы - поровну, выжатого сока свежего кори­андра - шестую долю части. Выжатые соки собирают и зали­вают ими манну и таранджубин, сгущая соки, пока они ста­нут почти густые. Потом берут камфоры - полтора данака и смолы скаммония - дирхам, снимают состав с огня и сып­лют в него камфору и смолу скаммония, оберегая лекарство, чтобы оно не рассеялось вместе с паром, и затем оставляют его стоять, пока оно постепенно не загустеет само по себе. На один раз дают пить от двух дирхамов до двух дирхамов с поло­виной. Можно также приготовить из манны, таранджубина и сахара-леденца натиф и положить в него смолы скаммония и камфоры  в таком количестве, чтобы на один прием кам­форы оказалось до тассуджа, а смолы скаммония - до дана­ка и чтобы лекарство было приятно, а не противно душе.

Больного, страдающего летом холодной лихорадкой, не Допускают в палатку, особенно, когда он потный, чтобы ма­терия не перестала растворяться. Лепешечки подходят при такой лихорадке не в начале, а только после созревания, опо­рожнение - тоже; наиболее подходят лепешечки для боль­ного, у которого лихорадка пристала к желудку словно сухо­точная.

Человек, нарушающий привычный режим, иногда ощуща­ет лихорадку, но это не так уж вредно, ибо причина здесь в нарушении обычного режима.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сегодня: 16.04.2024

Голосование

Как вам дизайн сайта?









Комментарии