Зарождение плода

Медицина - Состояние организма

(1 Проголосовало)

Автор: Abu Sino

Когда матка охватывает семя, то первым возникающим при этом обстоятельством является пенистость. Это одно из действий формообразующей силы, и истина относительно этой пенистости состоит в том, что формообразующая сила движет имеющуюся в семени душевную, естественную и животную пневму к источ­нику каждой из них, дабы они там утвердились; из семени образуется соответствующий орган таким образом, как мы из­ложили и осветили в наших книгах, посвященных основам медицины. Поэтому вся пневма направляется к середине влаги, чтобы приготовить место для сердца, после чего с правой стороны и с верхней стороны от него возникают две новых пневмы, которые как бы ответвляются от первой и до некото­рого времени соприкасаются с ней, а потом они удаляются и отделяются от нее. Первоначальная пневма образует сгусток крови сердца, а правая - сгусток крови печени, тогда как по­следняя пневма наполняет беловатой кровью и проходит к поверхности распространившейся влаги, как проходит пузырек воздуха, пронзая ее, чтобы получить помощь от матки, от пневмы и от крови; при этом образуется пупок. Как только пупок образуется, он становится виден,  но пневмы, обра­зующие сердце, печень и мозг, возникают раньше создания пупка, хотя завершение этих трех органов отстает от заверше­ния вещества пупка. Это то, что мы установили, и мы изложили разногласия об этом в наших книгах об основах природоведче­ской науки.

Когда семя утвердится и вспенится и пена проникает вглубь в виде пневмы для сердца, то от движения женского семени к семени мужчины образуется окружающая плод оболочка; она отделяется от матки  и потом бывает связана с маткой только через упомянутые выше выемки для привлечения питатель­ных веществ. Плод питается только через эту оболочку, пока оболочка остается мягкой, и ему требуется лишь немного пищи; когда же она твердеет, то питание осуществляется через явственные сосудистые проходы, образующиеся в отверстиях оболочки, а спустя некоторое время последняя разделяется на несколько оболочек.

Истина состоит в том, что первый возникающий орган - это сердце, хотя и рассказывают, будто Гиппократ, на основании того, о чем свидетельствует состояние цыплят в яйце, говорил: "Первые возникающие органы - это сердце и глаза. Однако сердце в начале своего создания не у всякого животного явно и отчетливо видно". Позднее появился некий болтун, который говорил, будто на самом деле первое, что создается, это печень, ибо первое действие тела есть питание, будто дело действитель­но обстоит так, как он желает и считает правильным. Подобное мнение не подтверждается ни опытом, ибо люди, которые этим занимаются, совершенно не наблюдали того, что он утвержда­ет,  ни логическим умозаключением. Ведь если дело и обстоит так, как утверждает, и первым создается тот орган, действие которого должно предшествовать другим, то от него нельзя получить питание. Да будет известно, что не может питаться ни один животный орган, в котором жизнь не подго­товлена прирожденной теплотой. А раз так, значит необходимо создать орган, от которого исходит прирожденный жар и живо­тная пневма, раньше чем будет создан орган питающий. Фор­мообразующей силе не нужно, придавая плоду форму, питать его, пока не происходит ощутимое усвоение, требующее замены, а также наличия животной пневмы и прирожденной теплоты, чтобы осуществлять формообразование. А если он скажет, что это достается формообразующей силе от отца, то ведь питающая сила, сопутствующая формообразующей и по­рождающей, тоже исходит от отца. Да и как может быть иначе, когда формообразующая существует раньше питаю­щей. Вот

Второе обстоятельство - это появление в оболочке плода  кровяной капли и некоторое распространение ее в оболочке. При таком состоянии пенистая пневма успевает перейти в некоторую кровянистость, а пупок ощутимым образом перехо­дит в форму истинного  пупка. Третье обстоятельство - это превращение семени в сгусток крови, а затем превращение его в кусочек мяса. Тут у главенствующих органов появляется ощутимое разделение и ощутимая величина, а затем происходят новые  превращения, пока не закончится возникновение сердца и первых органов. Органы начинают удаляться друг от друга и между ними образуются верхние кровеносные сосуды; конеч­ности уже приобрели очертания, но еще не вполне выделились, как и их сосуды. Затем превращения продолжаются, пока не образуются конечности. На каждое превращение или два пре­вращения требуется срок, который установлен, но эти вещи не из тех, что не изменяются, причем сроки  различны для плода мужского и женского пола - для женщин они дольше. У людей, производящих опыты и исследования, существуют на это взгля­ды, между которыми, в сущности, нет расхождения: каждый судит по тому,  как он установил это дело согласно своему  опыту, и возможно, что то, что узнал по опыту другой, происходило иным образом: ведь обо всем этом неизбежно судят, как о наиболее частом.

А чаще всего, в большинстве случаев, когда плод зарож­дается, время пенистости семени  длится шесть или семь дней. В эти дни формообразующая сила  распоряжается каплей семени, не ища помощи у матки, но потом ищет у нее помощи. Начало появления черт и точек имеет место еще через три дня, так что это будет девять дней от начала зарождения; иногда это происходит днем раньше, а иногда - днем позже. Потом, еще через шесть дней, наступает пятнадцатый день от зачатия, и кровяная жидкость проходит во весь плод, так что он становится сгустком крови; иногда это бывает днем или двумя днями раньше. Через двенадцать дней после этого жид­кость превращается в мясо; различаются куски мяса и три органа выделяются явным образом; они отходят от соприкосно­вения друг с другом, и влага спинного мозга распространяется; иногда это происходит позже или раньше на два или три дня.

Затем, через девять дней, голова обособляется от плеч, а конечности - от ребер и живота; у одних это ощущается сразу, у других остается скрытым и ощущается спустя еще четыре дня, завершающих сорок дней; в редких случаях это задерживается до сорока пяти дней, а самый меньший срок - тридцать дней.

В первом поучении упоминается, что зародыш, выкинутый через сорок дней, .если разрезать плодный пузырь и положить плод в холодную воду, представляет собой нечто маленькое с обособленными конечностями. У плода мужского пола это про­исходит скорее, чем у плода женского пола, и похоже, что наименьший срок формирования плода мужского пола - трид­цать дней. Наименьший срок для наступления  родов - полго­да; об этом мы вскоре ещё скажем. Что касается определения состояния мужского и женского плода в различные периоды, то некоторые врачи судят об этом деле слишком смело и наугад: семя, как только оно находит место для дыхания, начинает дышать, а первое, что делает формообразующая сила, это устройство места, где собирается прирожденная теплота; затем она создает выходы и проходы, а потом, после этого берется за дело питающая сила. По мнению некоторых, плод иногда дышит через рот, а в дальнейшем, когда он доспеет в матке, он дышит ртом сильнее, но доказательства этому нет. Другие же полагают, что когда после формирования, он начинает  шевелиться, а рождается он, когда после движения пройдет еще дважды столько, сколько прошло до движения, так что от начала формирования плода и начала зачатия до родов проходит трижды столько, сколько прошло от зачатия до движения. А молоко появляется при движении плода. Говорят также, что умеренное среднее время для формирования плода - тридцать пять дней, что он начинает двигаться через семьдесят дней и рождается через двести десять дней, то есть через семь лунных месяцев. Иногда рождение происходит на несколько дней раньше, а иногда - запаздывает, так как в отношении первых  тридцати дней бывает небольшое различие, увеличивающееся при удвоении. Если этот увеличенный срок сорок пять дней, то плод начинает шевелиться через девяно­сто дней и рождается через двести семьдесят дней, то есть через девять месяцев. Иногда и при этом тоже бывает различие в несколько дней, как уже говорилось выше, и это такое дело, в котором исследователь не может установить твердого решения.

Ребенок, родившийся через восемь месяцев, если он не принадлежит к числу тех, которым в большинстве случаев не суждено жить, как это ты узнаешь после, завершает свое формирование полностью, согласно упомянутому соотноше­нию, и рождается по завершении его. Его сроки составляют сорок дней, потом восемьдесят дней и потом сто двадцать дней, но могут быть  меньше или больше, как ты уже знаешь.

Говорят, что при выкидыше не находят сформировавшегося плода мужского пола младше тридцати дней и сформировав­шегося плода женского пола младше сорока дней. Утверждают также, что к младенцу, рожденному семи месяцев, приходит сила и крепость после того как ему исполнится семь месяцев, к рожденному девяти месяцев - через девять месяцев, а к рожденному десяти месяцев - через десять месяцев. Мы отво­дим срокам беременности и родов параграф в статье, следующей за этой статьей. Знай, что кровь месячных разделяется у беременной на три части: часть расходуется на питание, часть поднимается к груди и часть, являющаяся излишком, задержи­вается, пока не придет время послеродовых очищений, и тогда она извергается. Плод окружают три оболочки: - ворсинчатая, охватывающая плод, и в ней сплетаются сосуды - бьющиеся, которые сходятся в два сосуда, и покоящиеся, которые тоже сходятся в два сосуда. Вторая оболочка называется ал-лас - это обвивающая оболочка и в нее стекает моча плода. Третью оболочку называют анфас, и это то место, куда изливается его  пот. В другом вместилище для излишков в виде кала нет надобности, поскольку вещество, которым питается плод, мягкое, лишенное твердости и осадка, и от плода отделяется только водянистая влага мочи или пот. Ближайшая к плоду оболочка это третья, самая тонкая: она наиболее тонка, дабы собирать жидкость, сочащуюся от плода. В собирании этой жидкости есть полезность, ибо она поддерживает плод, чтобы он не был тяжел для самого себя и для матки, а также удлиняют расстояние между кожей плода и маткой, так как жесткая оболочка матки причинила бы плоду боль своим прикосновением, как причиняют боль прикосновения к коже, недавно выросшей на язвах и еще не отвердевшей. Что же касается оболочки, которая прилегает к этой оболочке снаружи, то это обвивающая оболочка, называемая так  потому, что она походит на свитки. К этой оболочке проходят от пупка протоки для мочи, которая выделяется  не через канал члена, ибо канал члена узок и окружен надзирающей мышцей, которая расслаб­ляется действием воли и до самого конца имеет извилины; время использования подобного канала  - это время после  рождения, когда им можно управлять. Что же касается того протока, то он широкий и идет прямо. Для мочи устроено особое вместилище, так как если бы она соприкасалась с телом, то тело не могло бы выносить ее едкости и остроты, и это ясно; различие между мочой и потом по запаху и красной окраске  тоже  очевидно. А если бы моча соприкасалась с ворсинчатой оболочкой, это, несомненно, иногда разрушало бы то, что охватывают сосуды ворсинчатой оболочки.

Ворсинчатая оболочка состоит из двух тонких слоев, между которыми переплетаются сосуды. Сосуды каждого рода, то есть артерии и вены, сходятся в два сосуда. Что касается обоих венозных сосудов, то, войдя в оболочку, они избирают крат­чайшее расстояние до печени и соединяются в один сосуд, дабы он был более сохранным. Этот сосуд проходит к выпуклости печени, чтобы не стеснить орган, выделяющий желчь, в пече­ночной впадине. В действительности же данный сосуд растет из печени и спускается к пупку, а от пупка направляется к ворсинчатой оболочке, где он разделяется и превращается в два сосуда. Они притягиваются к ворсинчатой оболочке и выходят к устьям сосудов, находящихся в матке. Этим сосудам присущи два качества: во-первых, они тоньше всего возле устьев, на месте соприкосновения с маткой, так что похоже на концы разветвлений сосудов, а во-вторых, они впервые становятся красными, начиная с этого места,  ибо берут оттуда кровь, и люди думают, что они растут именно оттуда. Если принимать во внимание ширину отверстий, то кажется, что их  корень -в печени, а если  принимать во внимание переход их цвета  в кровавый, то кажется, что их корень в ворсинчатой оболочке. Но принимать во внимание следует прежде всего отверстия и проходы, что же касается перехода в цвет крови, то это зависит от состояния поверхностей, окружающих отвер­стия. Артерии также соединяются в две артерии. Если считать их началом ворсинчатую оболочку, то окажется, что они про­ходят от пупка к большой артерии, идущей по спинному хребту, и ложатся на мочевой пузырь, ибо это ближайший орган, на который они могут там опереться. Безопасности ради они при­креплены к нему оболочками. Затем они проникают в постоян­ную артерию, действие которой не нарушается у животного до конца его жизни.

Таков явный смысл слов врачей. Однако в действительно­сти эти две артерии являются ответвлениями, и истинное место начала их роста - подвздошная  артерия, согласно предыдуще­му рассуждению. Врачи утверждают, что этим артериям не подобает сливаться в одну или направляться к сердцу, ибо расстояние до него значительно и они встретили бы препят­ствия, а поскольку расстояние до органа, с которым они связаны, близкое, они не нуждаются в объединении. Говорят также, что так как плод не имеет в это время от вены и артерии, проходящей к сердцу и к легким, большой пользы для дыхания, то полезность их обращена к питанию, и от одной к другой устроен проход, закрывающийся при рождении. А легкие у плода только потому красные, что они не дышат, а питаются жидкой красной кровью, и белыми делает их лишь примесь воздуха. Врачи еще говорят, что обвивающая оболочка создана из женского семени, которого мало, меньше, чем мужского; поэтому она не может быть широкой и создана длинной, чтобы связывать плод с нижними частями матки. Она слишком узка, чтобы принять все жидкости, и поэтому оказалось необходимо отвести для пота отдельное обширное вместилище, говорят врачи, но все это лишь одна из их натяжек. Если в сердце плода сначала приходит мужская натура, то она разливается по всем органам, и плод вследствие этой мужской сущности стремится уподобиться  своему отцу. Но иногда причиной мужской сущности является не натура отца, а состояние матки или, особенно, побочная натура семени. Поэтому необязательно, чтобы плод, если он похож на отца тем, что он мужского пола, походил на него всеми органами - нет, он иногда походит и на мать. Личное сходство следует внешности, а мужское начало следует не внешности, а натуре: иногда у одного только сердца оказывается натура, подобная натуре отца, которая разливается по членам тела. А в отношении внешнего вида конечности, принимая материю, склоняются к образу матери. Иногда фор­мообразующая сила может осилить семя и сформировать его по образцу отца в отношении очертаний, но в отношении натуры она не в состоянии сделать плод сходным с отцом по натуре. Некоторые ученые говорят, не удаляясь при этом в своих суждениях от возможного, будто одной из причин сходства являются человеческие образы, устойчиво возникающие в вооб­ражении женщины и мужчины во время зачатия. Что же касается роста, то недостаточность его происходит от скудости материи в начале беременности или от скудости питания при развитии плода.

Причиной рождения близнецов является обилие семени, ко­торое изливается в обе полости матки, наполняя каждую по отдельности; иногда же это случается вследствие несогласного семяизвержения у обоих родителей, если оно совпадает с несогласными движениями матки при втягивании семени. Ведь матка, втягивая семя,  делает последовательные движения и как будто проглатывает один кусок за другим или дышит раз за разом, как рыба, ибо она тоже толкает семя на дно толчками, и при каждом толчке семя втягивается извне, так как матка стремится соединить оба семени. Внимательные мужчины, совершающие сношение, чувствуют это, и сами женщины тоже это знают. Такие отдельные толчки и втягивания - не ровные, а судорожные, и каждое движение как будто слагается из нескольких движений. Однако оно завершается только после нескольких подергиваний и больше того - за каждой совокуп­ностью подергиваний чувствуется некоторая остановка, после которой подергивания возобновляются; это подобно  оста­новке между извержениями семени из члена. Каждый последу­ющий раз подергивания слабее по силе и меньше по числу; количество раз иногда превышает три или четыре, и это удва­ивает наслаждение женщины. Ведь женщины наслаждаются от движения присущего им семени и наслаждаются от движения семени мужчины в устье матки внутрь; они даже наслаждаются от движений, производимых самой маткой. Неправильны слова тех, кто говорит, что наслаждение у женщин и его полнота зависят от извержения семени мужчиной, как будто женщины не чувствовали бы наслаждения от излияния своего собственного семени, если бы мужчина не испускал семя. Когда мужчина испускает семя, но матка не совершает этих движений и не останавливается между ними, женщина испытывает лишь не­большое наслаждение. У мужчин тоже бывает такое ощущение перед тем, как придет в движение их семя: оно похоже на зуд и щекотание при непроизвольном истечении семени.

Ошибочны также и слова людей, которые утверждают, будто мужское семя, изливаясь в матку, угашает ее теплоту и усмиряет ее пылание, подобно холодной воде, вылитой в горячую кипящую воду. Ведь дело происходит только таким образом, как мы уже говорили, причем женщина испускает свое семя и поглощает семя мужчины, как только оно извергается; в другое время на­слаждение не имеет силы, с которой следовало бы считаться. Нередко мужское извержение совпадает с женским излиянием, и оба семени смешиваются, а затем следует новые извержения, и это повторяется раз за разом. Тогда женщина несет несколько плодов, ибо каждое смешение оплодотворяет отдельно, само по себе. Иногда оба семени смешиваются вместе, но потом они раз­рываются или отрывается одно из них, излившееся раньше, по причине, связанной с ветрами или подергиваниями или другими причинами, разделяющими семя, и каждое семя существует по­одиночке. Нередко смешение нескольких истечений  происходит после сплетения оболочки, и несколько плодов оказывается в чем-то одном; это один из тех случаев, когда образование пло­дов не завершается и они не доходят до жизни. А иногда по­добное смешение  имеет место до этого, и если дело идет таким образом, то похоже, что плод  будет мало удачлив. Удачлив тот зародыш, который с самого начала попал в матку отдельно, когда мужское семя было одиноко и еще не очень обильно, не наполняло матку и не достигало всех четырех ее сторон, так что с ним не соединилось женское семя, изливающееся  из рогообразных придатков, похожих на финиковые косточки.

Как только оба семени смешиваются, возникает упомянутое выше кипение, и создается пневма и первая оболочка. Все семя подвешивается тогда к рогообразным придаткам и находит там, чем подкрепиться, пока оно еще остается семенем и пока не начнет брать питание из крови месячных или тех ямок, к которым примыкает образовавшаяся оболочка. По Галену, эта оболочка предстваляет собой нечто вроде смазки, оставляемой женским семенем, когда оно изливается туда, куда изливается семя мужчины. Если женское семя и не сливается при этом с мужским, то разбавляет его при смешении. Иногда женщина, а также кобыла, принимает семя поверх другого семени и родит оба плода сразу.

Что же касается родов, то они происходят тогда, когда плоду уже не хватает крови, которую доставляет ему оболочка, и доходящей до него пневмы, а члены его становятся  совершенны. Тут он шевелится, чтобы выйти на седьмом месяце, когда сила его становится совершенной, а если он не может этого сделать, то его поражает некоторая слабость, и сила не прихо­дит к нему раньше девятого месяца. Если же плод выходит на восьмом месяце, то выходит слабым; он начинает шевелиться не от рождающей силы, но от другой причины, сдвигающей его с места и раздражающей, но слабой. Выход плода совершается путем прорыва влажных оболочек; их влага при этом излива­ется и заставляет плод выскользнуть. Предварительно, при естественных родах, он переворачивается головой вперед, чтобы ему было легче отделиться. Что же касается рождения ногами вперед, то так бывает от слабости ребенка, который не может перевернуться. Это опасно, и ребенок в большинстве случаев не спасается.

Перед тем, как двинуться, чтобы выйти, плод лежит, опи­раясь лицом об ноги и ладонями о колени; нос его находится между коленями, а глаза - на коленях. Колени у него прижаты к передней части тела, а шея и голова обращены к спине матери, чтобы защитить сердце. Такое положение ""наиболее удобно для того, чтобы перевернуться, хотя некоторые люди утверждают, будто у плода женского пола положение лица противоположно описанному положению, которое свойственно только плоду мужского пола. Перевернуться помогает тяжесть верхних частей тела плода и, в особенности, большая величина его головы. Когда плод отделяется от матки, матка раскрывается так, как не может раскрыться подобный орган ; суставы при этом неизбеж­но расходятся, но помощь и попечение великого Аллаха приуготовлены для этого, и суставы скоро возвращаются к их естествен­ному соединению. Это действие - одно из действий  естест­венной и формообразующей силы, осуществляемое по особому, постоянному велению творца ради непрестанной подготовки пло­да, происходящей вместе с его развитием и не сознаваемой. Это принадлежит к тайнам Аллаха, великого, истинного владыки; да будет же благословен Аллах, лучший из творцов

Итог - тот, что причиной естественного рождения плода яв­ляется его потребность в большем количестве воздуха и боль­шем количестве пищи. Когда силы его и душа пробуждаются, чтобы искать обширного пространства, принятия веяния пнев­мы и более обильного питания, ребенок бежит от тесноты, нужды в воздухе и скудной пищи. При рождении ребенок появляется, он смеется после сорока дней.


 

Сегодня: 31.01.2023

Голосование

Как вам дизайн сайта?









Комментарии