Сухотка

Медицина - Лихорадкa

(1 Проголосовало)

Автор: Ali Sino

Ты уже знаешь, что в органах имеются различного рода влаги. К ним принадлежат влаги, приуготованные для пита­ния и для увлажнения суставов; одни из них сохраняются в сосудах, а другие рассеяны по органам словно роса. Обе они разделяются на две части, первая часть, как ты знаешь, становится материей гнилостных лихорадок или лихорадок бродильных, когда питательное вещество, попадая в сосуды, расходуется не полностью и от него остается нечто, предна­значенное для расходования, и нечто, предназначенное для сбережения.

Есть в их числе также влаги, которые только недавно сгустились, то есть те влаги, что превращаются на деле в питательное вещество, иначе сказать, притягиваются к оп­ределенному месту и служат заменой усвоенной пищи. Они становятся добавкой к данному органу  и уподобляют­ся ему, но поскольку они лишь недавно были текучими, то еще не совсем густы.

А есть и такие влаги, благодаря которым связываются при их первоначальном создании частицы органов, сходных в отношении частиц; когда эти влаги исчезают, частицы разъ­единяются и распадаются. Подобием первой влаги служит масло светильника, налитое в чашечку светильника, подоби­ем второй - масло, впитавшееся в тело фитиля, подобием третьей - влага, связывающая частицы хлопка, из которого изготовлен фитиль.

Когда начинают пылать основные органы и особенно сердце, то возникает, как ты знаешь, эта самая болезнь, то есть сухотка; горячесть печени тоже иногда приводит к сухотке, но такая горячесть сама по себе не есть сухотка, ибо сухотка - это болезнь, возникающая из-за сердца. Таково же положение и в отношении легких и желудка, но пока горячесть уничтожает в органах и особенно в сердце влагу, принадлежащую к первой части, как светильник уничтожает масло, налитое в чашечку, это есть первая сте­пень болезни, которой присвоено родовое название, а именно: сухотка, или, по-гречески, иктикус, ибо видового наименования у нее нет. Когда же иссякают влаги, принад­лежащие к первой части, и лихорадка начинает рассеивать и уничтожать влаги, принадлежащие ко второй части, по­добно тому, как пламя, изведя масло, налитое в чашечку светильника, принимается за уничтожение того, что впита­лось в тело фитиля, наступает вторая степень заболевания и называется она чахлостью или, по-гречески, марасмус, у нее имеются симптомы и периоды - начало, предел и середина. Не посчастливится  тому, кто достиг предела чахлости, - и редко поддается такая болезнь лечению, если только не пожелает сего Аллах, особенно, когда дело дой­дет до того, что тощает мясо. А когда иссякает и эта влага и лихорадка принимается уничтожать влаги, принадлежа­щие к третьей части, как пламя сжигает вещество фитиля и его основные влаги, наступает третья степень болезни называемая крошащей, или дробящей, а по-гречески рихис; это заболевание относится к лихорадкам, не имеющим ясно выраженных приступов и периодов приступов.

Некоторые люди говорят, что  сухоточная лихорадка  пристает либо к влагам, которые недавно сгустились, либо, например, к мясу, либо к твердым основным органам - костям и нервам. Такое утверждение, если заключать из него, что сухотка пристает к органу и уничтожает связан­ную с ним влагу, равнозначно предыдущему утверждению; если же оно означает, что сухотка прежде всего уничтожа­ет влаги, которые недавно сгустились, то подобные рассуж­дения не суть рассуждения здравые.

Сухотка иногда возникает после однодневных лихорадок, а иногда она бывает после гнилостных и опухолевых лихо­радок, но далеко от вероятия, чтобы сухотка появилась сначала, то есть, чтобы воспламенились основные органы и Не воспламенились перед этим ни сок, ни пневма. Наобо­рот, сначала должны разгорячиться именно эти вещества,  потом, с течением дней, разгорячаются основные органы, если только, конечно, не возникнет какая-нибудь очень сильная причина. Одна и та же причина иногда бывает при­чиной сухотки, а иногда - причиной однодневной лихорад­ки, смотря по тому, сильно или слабо она пристает к ор­ганам. Так и огонь уничтожает дрова двояким способом: во- первых, путем их нагревания и образования в них пара и, во-вторых, путем воспламенения.

Гнилостная и опухолевая лихорадки часто переходят в сухотку вследствие силы лихорадки, большого разрежения пищевого режима, запрещения холодной воды и недостаточ­ного ухода за сердцем путем применения мазей и лекар­ственных повязок, особенно при заболеваниях близких к сердцу органов, например, грудобрюшной преграды. Зачас­тую больного вгоняет в сухотку необходимость для врача поить его вином, мясным соком, мускусным лекарством и тому подобными снадобьями вследствие упадка сил и час­тых обмороков; иногда сухотка сочетается с гнилостными и опухолевыми лихорадками. Сухотку вначале трудно распо­знать, но легко лечить, а в конце ее легко распознать, но трудно лечить. Чахлость в конце совершенно не поддает­ся лечению.

Признаки. Что касается пульса, то он бывает тонкий, твердый, частый и слабый и устойчиво остается в одном состоянии, а на ощупь жар чувствуется меньше, нежели жар, вспыхивающий в соках при синохусе и подобных ему лихо­радках. При первом прикосновении жар кажется слабым, но когда рука немного полежит на теле, он проявляется с силой и жжет и все время возрастает. Горячее всего места вен и артерий, и горячесть их одинакова и не уменьшает­ся, но когда в сосуды поступает питательное вещество, жар возрастает и усиливается, а пульс становится сильным, и начинает увеличиваться, как поднимается пламя, когда на него попадет масло, и шипит горячая сковородка, когда на нее льют воду. Поэтому и бывает, что невежественные врачи запрещают больным питаться вследствие таких явлений, и тем губят их. Это один из явных признаков сухотки, а при других лихорадках питание не обязательно вызывает такой разгар, хотя и вызывает беспокойные движения естественной силы. Подобный разгар, в противоположность разгару дру­гих лихорадок, возникает не после сжатия пульса и не через известные периоды, а в любое время, когда больного покормят. Страдающий этим заболеванием не сильно чув­ствует, что у него жар, ибо жар становится согласной нату­рой органа, а ты уже знаешь из Книги первой, как обстоит дело в подобном случае, но при приеме какой-либо пищи жар делается явным вследствие его усиления.

Один из признаков перехода однодневной лихорадки в сухотку - значительное усиление жара на третий день. В большинстве случаев однодневная лихорадка начинает спа­дать через двенадцать часов, и если лихорадка перешла за двенадцать часов и не появилось признаков спада, а наобо­рот, она продолжается до третьего дня и усиливается, зна­чит это сухотка. Признаками сочетания сухотки с другими гнилостными лихорадками служат, между прочим, наличие сухого жара по окончании спада и после обильной испари­ны, большая чахлость и похудание, чем обычно при дан­ной болезни, маслянистость мочи и кала.  Если явное заболевание - сухотка, а скрытое - другая лихорадка, то на это указывает сжатие пульса во время приступов, при сухотке что-либо подобное совершенно не имеет места. Знай, что иногда начинается сухотка, пристающая к желуд­ку, и, в силу соседства, портит натуру печени.

Признаки чахлости. Что же касается признаков чахлости, то когда лихорадка устремляется к чахлости, усиливается твердость, слабость, малость и частота пульса, особенно, если причиной заболевания сухоткой были нерассосавшиеся опу­холи. Это, то есть частота пульса, сильно увеличивается, и пульс переходит в разновидность, известную под названием мышиный хвост если же чахлость наступила от питья горячего вина, то пульс вместо мышиного хвоста бывает игольчатый. Проявления чахлости не очень сильны - они не успевают дойти до этого; в моче появляются маслянис­тость и бляшки, глаза начинают вваливаться, и когда чах­лость достигает предела, впалость их увеличивается и в них умножается сухой гной. Концы костей всех членов и лица выпячиваются, виски становятся впалыми, кожа на лбу на­тягивается,  вся кожа теряет блеск и становится как бы  пыльной или опаленной солнцем. Дело доходит до того, что больному трудно поднимать веки, и глаза у него дремлю­щие, закрытые без сна. Нос утончается, волосы быстро удлиняются и в них появляются вши. Живот на вид высо­хший и как бы прилипает к спине, словно сухая кожа, ко­торая втягивается и тянет за собой кожу груди. Когда же искривляются и выгибаются ногти, значит чахлость достиг­ла предела и началась крошащая лихорадка, а когда чахлость превращается в крошащую лихорадку, то тают хрящи.

Лечение сухотки. Целью при лечении сухотки является охлаждение и увлажнение; и то и другое воздействие осуществляется путем приближения к больному его причин и устранения причин противоположного, причем нередко причина одного оказывается причиной того, что противопо­ложно другому. Например, причина охлаждения иногда служит причиной высыхания, а высыхание противоположно увлажнению; таково, скажем, охлаждение камфорными ле­пешечками или лепешечками из конкреций бамбука и тому подобными лекарствами. Бывает также, что причина увлаж­нения служит причиной нагревания, которое противополож­но охлаждению; таково, например, вино - оно увлажняет но и согревает, и ты должен иметь это в виду. Поэтому если необходимость требует сильного охлаждающего средст­ва, которое не может не иссушать, то с ним сочетают или дают до или после него лекарство с увлажняющей силой. То же самое, когда необходимость требует чего-либо сильно и быстро увлажняющего, вроде мясного сока или вина, - с ним надлежит сочетать или давать до и после него какое- либо лекарство с охлаждающей силой.

Если причиной сухотки является опухоль, или боль в каком-либо органе, то необходимо сначала полечить этот орган. Тому, кто любит сочетать при лечении различные спо­собы, подходящие для больного, у которого очень усилилась лихорадка, следует сначала напоить его на заре камфорны­ми лепешечками или лекарством с таким же действием в сиканджубине и, после восхода солнца, - ячменной водой с раками, если они ему не противны, или с джулабом или гранатовым соком, а на ночь дать ему слизи подорожни­ка блошного, если нет препятствий со стороны желудка и других органов. А охлаждающий режим состоит в назначе­нии известных тебе охлаждающих напитков и охлаждающих овощей, таких лепешечек, как например, камфорные лепе­шечки, охлаждающих лекарственных повязок, втираний и тому подобного, а также в охлаждении воздуха, даже зимой; если больной этого не переносит, то его покрывают более легкими одеялами, ибо охлаждение воздуха лучшая для него вещь. Хорошо одевать его в одежды, надушенные сандалом или камфорой, давать ему нюхать благовония с розами, камфорой и сандалом, холодные по натуре плоды, базилик, обрызганный розовой водой, а также испарять влагу из тела потом или в бане. Не следует долго держать сильно охлаж­дающие лекарственные повязки на органах, близких к ды­хательным органам, - это иногда приносит великий вред дыханию и голосу. Больному надлежит предаваться отдыху, сну, покою, развлекаться и избегать того, что его гневит, печалит и огорчает, а также длительного голодания и жаж­ды. Охлаждающие лекарственные повязки, которое ему над­лежит употреблять, должны быть благовонными - они скорее помогают, особенно повязки на грудь и на прилежа­щие к груди места - и, охлаждая, не иметь вяжущих свойств, ибо связывание, вызывая высыхание, вместе с тем, мешает силе лекарства проникать вглубь. Следует постоян­но менять повязки, чтобы лекарство, оставаясь на теле, не согревалось и не согревало, и, вместе с тем, следить за степенью охлаждения, ибо, если лекарство сильно охлажда­ет,  оно легко может ослабить данную часть тела, а если оно находится вблизи от органов дыхания, то легко может вызвать онемение грудобрюшной преграды и других органов и помешать им свободно выводить воздух. К увлажняюще­му режиму относятся мягкие яства и плоды, ванны, втира­ния, лекарственные повязки, средства для втирания и капа­ния в нос, отдых и покой; больной не должен терпеть го­лода или жажды.

Охлаждающие лекарства для таких боль­ных. Что касается увлажняющих, то все они принадлежат к числу яств или питательные свойства в них преобладают. Такова, например, ячменная вода, сваренная с раками и пи­тательная из-за раков; у раков следует оборвать конечнос­ти - лапки и клешни - и три раза или больше вымыть их в холодной воде с хорошей солью и золой, чтобы они очис­тились и утратили дурной запах; потом их варят в ячменной воде. Таковы также коровье пахтанье, выжатые соки извест­ных овощей, упоминаемых в параграфах об острых лихорад­ках, или, например, слизь подорожника блошного. Что же касается уксуса, то ему присуще сильное сушащее свойство и некоторая способность растворять, так что его следует пить с чем-нибудь противостоящим обоим этим качествам, напри­мер, в смеси с большим количеством воды, или с какими- нибудь увлажняющими мягчительными веществами. Молоко ослицы близко к тому, чтобы при своих увлажняющих свой­ствах быть охлаждающим, так что некоторые люди ставят его охлаждение выше охлаждения от коровьего пахтанья, но оно подходит лишь тем, кто страдает только сухоткой и не имеет в себе материи или сока, предрасположенного к загнива­нию. Следует остерегаться, как бы молоко не створожилось; одним из препятствующих этому веществ является сахар. Если ты опасаешься, что от молока возникнет гниение, то вызови осторожно послабление желудка, а если боишься со­гревания, воздержись на несколько дней от назначения мо­лока и лечи в эти дни лепешечками и плодовыми соками, а потом вернись к молоку.

А охлаждающие лекарства, лишенные увлажняющих свойств, это, например, известные вышеописанные лепешеч­ки, то есть лепешечки с камфорой,  холодные лепешечки с  кораллами или, например, лепешечки такого рода: берут Конкреций бамбука, армянской глины - каждого по четыре дирхама, роз - шесть дирхамов, семян портулака огородного, огурца и тыквы, а также янтаря - каждого по три дирхама, приготовляют из этого лепешечки и дают на при­ем по два дирхама; они очень хороши.

Еще близкие к ним лепешечки: берут подорож­ника большого, крахмала, камеди, трагаканта - каждого по три дирхама, армянской глины, конкреций бамбука - четы­ре, снотворного мака - пять, роз, семян тыквы, огурца, портулака - каждого по шести, очищенных семян айвы, семян дыни, семян киссы - каждого по семи, густосварен­ного сока солодки - десять дирхамов; все это замешивают со слизью подорожника блошного.

Что же касается охлаждающих втираний, мазей, лекарст­венных повязок, а также охлаждающих лекарств для втира­ния и капания в нос, то это те, что тебе уже известны; лучшие из них - втирания масла тыквы, снотворного мака, кувшинки, ивы, фиалки.

Охлаждающие подстилки должны быть очень ровные, из кожи, обрызганной розовой водой, или из льна того сорта, что делается в Табаристане. Набивка для тюфяков должна быть не горячащая, приготовленная из трепаного льна, и ее следует постоянно обновлять. Или пусть это будут тюфяки из кожи, которые наполняют водой и предварительно сте­гают, чтобы разровнять воду и не дать ей скопиться в од­ном месте. Постель пусть будет близ текущей воды, а под нею должны лежать листья холодных и влажных по нату­ре деревьев и растений - ивы, живучки и влажных ово­щей, а также холодные цветы, вроде роз, листья холодных деревьев, молодые побеги винограда и тому подобное.

Увлажняющие лекарства для таких больных. О лекарствах, увлажняющих с охлаждением, было упомянуто выше, и теперь остается сказать о том, как поить больно­го молоком и пахтаньем, как пользоваться ванной и баней и как применять втирания масла и мази и прочие лечебные меры. Мы уже преподали, как поить молоком, в параграфах о чахотке и о сухости желудка, и это должно принять за правило. Нет молока, после женского, лучше молока осли­цы и, затем, козьего; как ты знаешь, кормить этих живот­ных подобает холодными, влажными травами и овощами. Их молоко, и особенно молоко ослицы; искореняет сухот­ку, когда ее вообще можно чем-нибудь искоренить, и ни­что не заслуживает предпочтения, если приему молока не препятствует случившееся или ожидаемое загнивание обра­зующейся материи. Молоко помогает больным с начала до конца сухотки, и женское молоко,  высосанное из гру­ди, подходит больше всего.

Правило поения пахтаньем тоже близко к этому. Лучше всего начинать с десяти дирхамов и доводить до тридцати дирхамов и больше, если естественная сила способствует этому; тебе предоставляется прибавлять к пахтанью какие-нибудь охлаждающие лепешечки, и ты можешь увеличивать упомянутое количество при первом и последнем приеме, если естественная сила способствует перевариванию.

Что же касается ванн, то лучшие из них - теплые, не очень горячие, и при этом имеющие свойства охлаждающих и увлажняющих овощей и трав. Такие ванны не должны вызывать даже легкой испарины и, тем более, пота, и не­допустимо, чтобы от ванны шел горячий пар. При отсутст­вии помех к применению холодной ванны ничего нет луч­ше ее, но препятствием этому является слабость и изнуре­ние тела у таких больных. Однако в начале болезни холод­ная ванна нередко их излечивает, а что касается слабости тела, то холодная ванна иногда исцеляет ее, вызывая лег­кое охлаждение натуры, которое можно лечить. Если же больной уже слишком слаб, то можно опасаться, что он впадет в старческую сухотку, что, впрочем, бывает в самых редких случаях, но холодные ванны отдаляют срок смер­ти подобного больного, и он живет при таком лечении довольно значительное время. Зачастую наилучшим для него оказывается именно переход в такую сухотку.

А в отношении ванн, о которых мы рассказывали, самое правильное начинать с горячих до известного предела и постепенно переходить к. холодным, умеренной, терпимой холодности; такая постепенность делает тело способным переносить холод, так как боль бывает лишь от внезапного воздействия чего-либо несогласного по натуре; к тому же тело приобретает от горячей воды некое подобие полноты и благодаря ей переносит холодную воду. Делать ванну три раза в день будет правильно, но пользоваться ею следует с осторожностью, чтобы не упали силы; принимать за два часа до ванны ячменную воду - тоже правильно. Когда ванну делают после выдаивания молока на тело больного, чтобы расширить проходы для питательных веществ, как мы это объясним ниже, и затем принимают ячменную воду или что-нибудь с ней сходное, а потом выжидают некоторое время и снова делают ванну, дабы распространить по телу пита­тельное вещество, получается отлично.

После ванны или бани применяют втирание холодных увлажняющих масел, вроде фиалкового масла, особенно, если оно приготовлено с маслом тыквы, а также масла кув­шинки и чистого тыквенного масла. Если после горячей ванны переходят к ванне более холодной, но не намного и в терпимой степени, а потом натираются маслом - это хорошо; сначала натереться маслами, ускоряя растирание, и потом войти в слегка холодную воду - будет тоже хоро­шо, но это зависит от степени выносливости больного, и постепенность тут не вредит. Лучшее время для такой процедуры - после того, как переварится  пища. Если возмож­но после горячей ванны сразу, без перехода, погрузить боль­ного в холодную воду, то это более действенно в отноше­нии лечения, но страшнее в отношении опасности; осторож­ное поливание водой менее опасно, чем погружение в нее больного сразу, но и менее полезно. Холодность воды пусть будет такая, как холодность летней воды, то есть средняя между теплой и очень холодной.

Если сначала выдоить больному на тело цельного моло­ка, если он не очень слаб, или, если он слаб, разбавлен­ного водой, а потом сделать ванну, то будет хорошо, ибо выдаивание молока на тело сильно увлажняет натуру. Хо­рошее молоко для выдаивания - молоко упомянутых выше разновидностей, и выдаивать его следует прямо из выме­ни. Натирать упомянутыми маслами все тело и суставы луч­ше всего на ночь.

Что же касается бани, то такого больного разрешает­ся доставлять в баню только, если она не гонит пота, не согревает и не растраивает дыхания и если горяча в бане вода, а не воздух. Горячесть воды должна быть слабая, чтобы она проводила лекарства; но не раздра­жала и не гнала пота, и водить больного в баню следу­ет, когда в теле у него нет материи, предрасположен­ной к загниванию. Особенно вредно это делать, когда пища еще не переварилась; наоборот, купать в бане следует в то время, когда желательно, чтобы переварен­ная пища разошлась по телу. И пусть больной не задер­живается долго в бане и быстро покидает ее, а когда он ее покинет, пусть примет какого-нибудь увлажняющего кушанья и каких-либо не вредных ему похлебок, приго­товленных из ячменя и молока. Если у него появится в бане жажда, ее утоляют ячменной водой, сывороткой от раиба и молоком ослицы. Доставлять подобных больных в баню и уносить их оттуда следует так, чтобы это со­всем не утомляло; мы уже говорили об этом в других местах и еще отчасти это повторим. Больного должно доставлять в баню, неся его на руках, на носилках, в которых постлана  ровная постель, а когда он до­стигнет в них первой комнаты, его перекладывают на мягкий, подходящий для бани стеганый тюфяк; одежду с него снимают либо там, либо в соседней комнате, если в ней не жарко. В каждой из них он остается лишь столько, сколько нужно, чтобы его переложить и дать ему немно­го отдохнуть, а также снять с него одежду. Потом его вносят в третью комнату, где должно быть не очень жар­ко, и он остается там столько времени, сколько может выносить пребывание в ванне. Так говорится об этом в книгах врачей, но я предпочитаю, чтобы ванна находи­лась в средней, умеренно жаркой комнате. А когда боль­ной покинет холодную ванну, его закутывают в простыню или в халат на двойной подкладке и переносят на носил­ках на его постель. На нем осушают пот платком, умаща­ют его маслом и кормят.

Питание больных сухоткой. Пищу им следу­ет давать частями и не кормить их за один раз досыта. Далее, лучшее, чем их кормят, это ячменная вода и яч­мень, а также хлеб из мытой пшеницы, размоченный в холодной воде, молоко, если приему его не препятст­вует то, о чем мы упоминали выше, коровье пахтанье - оно очень питательно, маш, тыква. Из плодов им дают палестинские, то есть раккские дыни, известные у нас под названием индийских.

Когда больной почувствует улучшение, то невредно покормить его свежим, несоленым сыром, а если силы его слабеют, неплохо дать ему бульону от зирбаджа, приправленного свежим кориандром и сваренного, на­пример, из турачей или полевых куропаток. Иногда при­ходится дать ему выпить немного жидкого вина, обиль­но разбавленного водой, а нередко бывает необходимо давать маринады из мяса турачей, полевых и горных ку­ропаток или цыплят, а также кислые студни, или кис­лые карисы из козьего или коровьего мяса, если сохра­нилась сила пищеварения; уксус от маринада и кариса приносит им пользу и укрепляет их в этом случае. Не­редко нет возможности избежать назначения мясного сока, смешанного с вином из холодных кислых плодов, или яичных желтков всмятку, а когда слабость доводит больного до обморока, приходится кормить его мясным соком, добытым из ребер козленка, добавив немного соли. Мясной сок отцеживают и подливают к нему та­кое же количество яблочного сока и половину одной де­сятой пахучего вина; пить его дают подогретым.

Что же касается холодной воды, которая не очень уж холодна, то поить ею больного неплохо, если только нет препятствия, а такое препятствие - это либо опухоль в области подреберий, либо наличие в теле гниющих хи­мусов или незрелых химусов. Все они должны созреть, но признаки созревания еще не явны, и если бы они были явны, опасность была бы меньше. То же самое имеет место, если в сухотку переходят сарсам или бар­сам; в этом случае запрещение поить холодной водой даже целесообразней, чем в других, ибо если сухотка возникает после заболеваний, изнуряющих и ослабляю­щих силы и размягчающих кости и мясо, то она нахо­дит тело слабым, и, когда с ослаблением сочетается питье холодного, больной немедленно впадает в сухот­ку иного рода, сходную с данной по сухости, но отлич­ную от нее в отношении жара и холода и именуемую старческой сухоткой или сухоткой от дряхлости. Это тяжелая болезнь, при которой прирожденная теплота полностью иссякает. Очень холодная вода в большом количестве иногда вредит таким больным при всех об­стоятельствах, уничтожая прирожденную теплоту в их основных органах; она нередко ускоряет  смерть или переводит болезнь в сухотку другого рода.

Помощь при явлениях, сопровождающих су­хотку. К их числу принадлежит обморок, и мы уже го­ворили, как пользовать при этом больного соответству­ющим питанием. Сюда же относится и понос, и его надлежит лечить и прекращать, ибо в нем таится вели­кая опасность. Лечение его сначала состоит в том, что ячменную воду для таких больных заменяют соком яч­менного толокна или добавляют к ячменю поджаренного проса и камеди или несколько раз отваренной чечеви­цы, или же молока, которое кипятят либо раскаленными камнями, либо просто на огне, пока не уйдет из него водянистость; особенно полезно молоко с просом.

И пусть больному дают такие лепешечки: взять ар­мянской глины - пять частей, жареных каштанов, роз - четыре и четыре, конкреций бамбука, янтаря - три и три, очищенных семян щавеля и ягод барбариса - каж­дого по шести. Все это превращают в лепешечки с вы­жатым соком айвы и дают по утрам с грушевым соком. А перед сном поят поджаренным подорожником блошным; порошки  из конкреций бамбука с мекканским бделлием тоже очень полезны. Если понос доводит до ссадин в кишках, то ссадины лечат известнымитебе клизмами; это больше всего подходит.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сегодня: 10.07.2020

Голосование

Как вам дизайн сайта?









Комментарии